По поводу изменения сознания в нашем мире

Идущая По Судьбе
Михаил Киселев
Сообщения: 601
Зарегистрирован: 22 дек 2017, 13:55
Благодарил (а): 115 раз
Поблагодарили: 63 раза

По поводу изменения сознания в нашем мире

Сообщение Михаил Киселев » 22 дек 2017, 14:46

Думаю, царства божьего - золотого века не будет. Слишком мало тех, кому захочется прилагать усилия на это. Хотя, если есть желание прихода Золотого века, хотя бы прочтите сиё и задумайтесь. Что можете сделать вы?

1. 250%-ая катастрофа.

Современный уклад жизни, делающий материальную прибыль самым влиятельным аргументом в развитии технологий, все более становится не способным создавать защиту от грандиозных катастроф. Прогресс в области биологии и генетики уже не остановим, и уже скоро перестанет быть управляемым и контролируемым государствами. А знаменитая фраза создателя «капитала» - нет такого преступления, на которое не пошли бы люди бизнеса ради 250% прибыли – по-прежнему остается в силе. При этом, цена, которую человек готов платить, что бы быть любимым и соответственно иметь совершенную по красоте внешность не поддается никаким ограничениям, диктуемым логикой разума.

Эта любовь и привлекательность для многих важнее всего того, что может потом произойти с приобретателем этих чар и всем обществом в целом. Возникает реальная опасность, что красота не спасет, а убьет наш мир. Но об этом чуть позже. Сейчас же важно как следует понять то, что угрозы вполне реальных мировых катастроф требуют безотлагательного изменения ценностных ориентиров в сознании людей. Будущее с большим грохотом врывается в наш скупленный под корень мир. Он почти фантастически быстро меняется. Однако, кто считает, что главным социальным качеством, определяющим степень желанности мужчины для женщины, по-прежнему является богатство? Поднимите руки, только честно. Как результаты? Считать долго? Хорошо, голосование тайное. Ну, вот теперь явное большинство признает денежки главным. Но ведь так было не всегда. В эпоху средневековья главным вопрос звучал по-другому: «Насколько он благороден?» Появится ли в обозримом будущем новый главный вопрос? Учитывая перспективы развития мирового прогресса, нам требуется радикальная смена этого вопроса. И на то есть серьезные причины.

2. Кризис власти бога Прибыли.

Дефицит природных ресурсов и все более уязвимая окружающая среда, необходимость ее охраны, препятствует получению такой же надежной, быстрой и простой отдачи от вложений капитала, какой была раньше. Это вынуждает всю мировую экономику вступить на путь доминирующего инновационного развития. В ходе такого прогресса доля затрат на научные исследования и разработку новых технологий все более преобладает над долей материального производства. Однако, в современных условиях хозяйствования быстрый рост мощностей, основанных на новых технологиях, является серьезной причиной увеличения риска разорений и катастроф.

Вкладывая деньги в инновационное развитие, предприниматели очень серьезно рискуют. Ведь верную прибыль предвидеть здесь достаточно сложно. Зачастую, не только для большинства частных лиц, но даже для многих стран и корпораций в отдельности, финансирование многих очень перспективных прорывных проектов и не по силам, и не выгодно, так как вложения огромны, а прибыль далеко и не гарантирована. Уже сейчас в области многих высоких технологий требуются такие наработки, результаты которых могут быть применены лишь через десятилетия.

Кроме того, для безопасного развития современных технологий требуется объем знаний гораздо больший, чем тот, что нужен для их внедрения. Ведь важнейшие риски здесь – возможные последствия работы новых технологий. Современный уклад хозяйствования, основанный на поставке товаров на рынок ради прибыли, не заинтересован и не способен создавать надежную защиту от таких катастроф. Можно ли доверять исследованиям коммерческих структур, если существует дилемма: «прибыль или безопасность»?

Чтобы заранее просчитать возможные последствия, возникающие в результате введения новых технологий, требуется гигантский объем исследований. Ожидаемый прорыв в области биологических наук сможет существенно преобразит медицину и обеспечить пищей большое количество людей. Однако на этом его возможности далеко не заканчиваются. Плоды биологического прорыва могут привести к колоссальному катаклизму. Достаточно вспомнить опасности клонирования и изменения генома живых организмов.

Соответственно, новые познания не должны находиться в чьей-то частной собственности. Во-первых, для безопасности, во-вторых, они создаются слишком большим пластом общества, в-третьих, не стоит ставить препятствий к созданию новых знаний. Соответственно многие знания следует для всеобщего блага не засекречивать, а распространять. Все это требует преодоления противоречия, связанного с частным характером присвоения информационных продуктов и технологий. Ведь такое присвоение будет все более тормозить прогресс и создавать уродливые отхождения от оптимальных решений, чтобы не затрагивать кем-то ранее присвоенное ноу-хау. Кроме того, чтобы создавать новые знания и технологии, то есть двигаться, а не проходить помногу раз одно и то же, надо иметь возможность быстро воспользоваться накопленным опытом.

В конце концов, все равно придется создавать специальный всемирный фонд, аккумулирующий все знания и ресурсы для осуществления научных проектов. Вначале это может быть несколько фондов, но потом они должны объединиться. Ведь отдача от знаний и технологий тем больше, чем шире они распространены. Если это произойдет монополия на прибыль с капитала «сильных мира сего» тоже разрушится.

3. Всем пацакам надеть намордники… и радоваться.

В новых условиях общество вынуждено быть более справедливым, по крайней мере, более равномерно распределять доходы. Сложно функционирующую систему довольно просто парализовать или нарушить, по крайне мере. Поэтому большого количества недовольных быть не должно. Кроме того, возникает настоятельная потребность в солидарности. Люди вынуждены сплотиться перед лицом рисков катастроф и разорений.

Но общество еще остается прежним – обществом присвоения чужой слабости и инстинктов. Причем, сейчас неволя уже двойная. Во-первых, когда работник де-факто продает треть своей жизни, делая на производстве все, что ему скажут. Во-вторых, когда из него же формируется безудержный потребитель, который приобретет все то, что ему внушат.

Но этого мало. Сегодня успешному работодателю, столкнувшемуся со сложноустроенной инновационной экономикой, требуются работники с почти взаимоисключающими качествами. Сейчас есть потребность, чтобы в одном и том же наемном служащем присутствовали свобода и дисциплина, энергетика и управляемость, креативность и подчинение. И чтобы все было еще по высшему разряду – иначе проиграешь в конкурентном развитии. Говоря другими словами, мечта нынешних предпринимателей, что бы их работники мечтали носить намордники, платили за них и в тоже время могли с полным успехом и удовольствием выполнять все функции, возложенные ни них природой и хозяевами. Только вот энтузиазма и веры становится все меньше и меньше.

Не стоит думать, что с наступлением несытых времен работники инновационной сферы будут еще усердней и станут на любых условиях работать больше прежнего. Они работают пока потому, что обеспечены достойной оплатой и успели привыкнуть к изобильной жизни. Самое опасное здесь то, что если поток благ уменьшится значительно – распространение апатии и отвержение сложившейся системы пойдет нарастающими темпами.

Чтобы социальный уклад жизни стал другим, и укрепилась мотивация к инновационной деятельности, основное влияние должно перейти к людям, претворяющим в жизнь новые ценности. Ведь для развития человечества дальнейшая ориентация на рынок и прибыль будет все более нецелесообразной и попросту опасной.

Во-первых, успех дела в области прибыли действительно все сложнее предугадать. Какая прибыль, если сами ученные не знают, будет ли эксперимент успешен? При этом неудачный результат тоже кому-нибудь пригодится. Он может быть полезен для будущих исследований, знаком другим, что этот путь неперспективен и, наконец, может оказаться полезным и внедренным при появлении новых технологий (пример: компьютер и телевизор пытались сначала собрать на механической основе).

Во-вторых, роль специалистов, производящих созидающие знания становится гораздо более значимой. Влияние людей имеющих капитал сменяется влиянием тех, кто имеет возможность его быстро безопасно увеличить.

4. Тотальные академики – перехват желаний.

Скорее всего, к власти после очередного глобального кризиса придет небольшая группа людей, которым просто не интересно будет самим делать деньги. Но так как, скорее всего, это будут люди деятельные и достаточно интеллектуальные – они продолжат свое занятие в сфере открытий в области наук и технологий, а преумножение капиталов они перепоручат кому-нибудь попроще. Учитывая, что академики будут в этом случае чужаками среди людей финансовой власти, они найдут себе опору среди людей науки и технологий. И этому инновационное развитие мира весьма благоприятствует. Ведь зависимость от людей и коллективов, занятых в секторе развития технологий в некоторых случаях может принимать почти тотальный характер. Ведь они незаменимы. Специалистов в узких областях не так много, а на создание нового профессионала уйдут десятилетия.

Старые методы контроля и стимулирования в инновационных сферах уже утрачивают свою силу и эффективность. Конечный продукт слишком долго ждать, контроль над деятельностью слишком сложен. Ведь настоящий творец занят работой даже тогда, когда пьет кофе или вообще витает в облаках.

Для создания нового информационного продукта необходимо творческая работа. Она требует огромного развития человека и всех его усилий. К ней нельзя принудить ни насилием, ни одним лишь материальным стимулированием. Ведь в этом случае возникает опасность имитирования, симулирования** деятельности, направленной на создание нового информационного продукта. Причина – банальное стремление к комфорту. Постоянное предельное интеллектуальное напряжение с комфортом как-то не очень сочетается. На добросовестную работу в этой области может подвигнуть только самостоятельное желание добиться результата.

Таким образом, возникает проблема новой мотивации труда. Ни зарплата, ни прибыль здесь существенно не помогут. Высококвалифицированные люди, работающие в сфере открытия знаний и технологий должны иметь другую систему ценностей. Ни мышление наемного работника (сделал вещь – получи деньгу и больше ничего не волнует), ни мышление предпринимателя (прибыль, прежде всего) здесь не подходят.

Тотальные академики или потенциальная элита, уже по причине мотивации труда в области инноваций, будут иметь желание обеспечить себе и себе, подобным, привилегированное положение. Ведь переход к власти в государстве к людям креаторам вначале позволит дать порыв энтузиазма в разработке новых знаний и технологий, который можно трансформировать в стабильно работающую систему. Во-первых, люди, создающие инновационную сферу, почувствуют себя как определенный привилегированный класс или даже каста. Попасть в нее непросто. Если лишь имитировать работу, то можно быть отвергнутым своими же товарищами по инновационному развитию. Во-вторых, осознание того факта, что люди подобные тебе действительно обладают решающей властью и на производстве и в мире, будет рождать желание примкнуть теснее к этой касте. И еще весьма влиятельно понимание того, что именно эта работа в области создания инноваций дает тебе не только средства к существованию, но и значительное продвижение по лестнице социального успеха и в сближении с окружающими преуспевающими людьми.

Благодаря начальному порыву энтузиазма сложатся целеустремленные коллективы. Когда же весь коллектив стремится добиться новых открытий, ленивой белой вороной в нем быть очень не комфортно. Поэтому, даже после спада начального энтузиазма мотивация к упорной интеллектуальной деятельности будет сохраняться. Люди, которые создают атмосферу реальной деятельности, сразу могут выявить свой ли это, или чужак из других сфер предпочтения, или просто неспособный к креативной инновационной деятельности. И если люди на самом верху действительно будут великими креаторами, то они и свою социальную систему успеют перестроить так, что важнейшим интересом красавиц будет не то сколько «бабок» успел срубить, а детальный и искренний интерес к тому, что успел создать и открыть. Это, разумеется, значительно усилит мотивацию работать с полной отдачей, открывая и создавая.

К сожалению наиболее вероятна вовсе не мирная форма перехода власти от людей-финансов к академистам-исследователям. В ответ на агрессивную зубастость хищников капитализма, бывшие мирные научные деятели сами взрастят мощные бицепсы и обзаведутся силой портативного ядерного огня.

Приход к власти исследователей также внушает очень большую тревогу. Ведь уничтожение в этом случае может грозить не только кровожадным саблезубым тиграм и большим вкусным мамонтам. Мир, может быть, повергнут в прах уже лишь в результате какого-нибудь неудачного сверхграндиозного эксперимента, а эксперименты – это именно то, что в первую очередь интересует «тотальных академиков». В любом случае, последствия деятельности этой увлеченной группы предсказать будет невозможно, но низвержение в хаос «генетической революции» нам грозит еще ранее из мира красоты.

5. Красота, которая убьет мир.


Красота человека в ее современном восприятии это сексапильность и обворожительность. Мир моды вносит в нашу жизнь все больше элементов гипнотического воздействия. Надолго ли это? Мы, конечно, всегда будем любить смотреть на огонь. Горение костра люди находят красивым именно потому, что оно завораживает. Но пламя - математически идеально. Человек не идеален и привлекательность его заключается в неидеальности. Однако, та привлекательность, что создаётся сейчас индустрией моды, по крайней мере, мужчинами, все больше воспринимается негативно. И причина не только не только в том, что слишком часто и явно главной целью создания такой обворожительности является манипулирование и развод на деньги. В наше время «красота» требует жертв постоянно и обоего пола. И еще хорошо, если это только деньги. Но и в этом случае современная модница порой вынуждена в первую очередь думать как «отбить средства» вложенные в красоту. Рынок современной индустрии обворожительности может рухнуть вследствие более глобальной и неотвратимой причины. Современная красота все больше и нагляднее отделяется от изначально приоритетных ей сопутствующих: качественного продления рода и здоровья вообще.

Когда глубинными пластами мышления «упакованность» лица уже не станет ассоциироваться со здоровьем – привлекательность, создаваемая макияжем, перейдет в её противоположность. То же касается и других нынешних ухищрений в области моды. Правда, все это долгое время будет касаться лишь открытых частей тела (которые всегда на виду). В подтверждении мысли, можно сказать, что о макияжных ухищрениях уже давно шутят и не совсем по-доброму. Например, сколько баночек краски и прочих хитростей нужно нанести на лицо, чтобы у него получился естественный натуральный цвет.

Но с фотошопом, конечно не потягаешься. Он вместе с Интернетом, предлагающим доступное созерцание красоты на любой вкус, может полностью отделить «обложечную» глянцево-журнальную привлекательность от той, что дается природой. Чем продолжительнее будет сохраняться рынок современной индустрии симулирования красоты, тем более скорое падение его будет ожидать впоследствии. Косметические потуги, как средства недолгого прельщения вытеснит «имплантированная» красота, которая все меньше будет отличаться от красоты естественной. Глубокое омоложение будет направлено на то, чтобы действительно возвращать, а не имитировать молодость и здоровье. Это гигантские средства, гигантские исследования и еще один повод отдаться власти «тотальных академиков». Но именно погоня за молодостью и красотой, за которые богатейшие и активные готовы платить любую цену - больше всего угрожает и человечеству, и миру кошмаром стремительной и непродуманной «генетической революции». Ждать-то некогда.

6. А что скажешь ты?

Для эффективного развития прогресса и безопасности просто необходимы будут новые взаимоотношения между людьми. И еще, у каждого человека должно появиться мироощущение того, что его дом, его территория жизни и любви – целая планета Земля. Людям стоит перейти от всеобщей конкуренции к нахождению взаимопонимания и, самое главное, к разделению радости продвижения жизни и развития.

Но это пока еще устрашающе далеко от реального воплощения. Могут ли сейчас разумеющие люди приступить к созданию системы, которая ускорит процессы перехода на распространение новых жизненных ценностей? Как избежать разрушения природной среды и среды души человека? Или все это будет происходить лишь в том случае, когда мы уже окажемся на такой грани, что у нас просто не будет другого способа выжить. Надо признаться честно, что один лишь интеллект здесь, увы, бессилен, ибо мало людей, обладая сегодня властью, действительно обладают разумом.

Будущее общество людей, которых действительно можно назвать и человеко- и эколюбами, появится, скорее всего, лишь оттого, что жить по старому будет уже невозможно. Вот только не было бы слишком поздно. Проблема разоренной природы, проблема недостатка воды и пищи, проблема катастрофических изменений в генетике человека… Что еще? Насколько же должна быть разрушена, истощена природная среда, какие еще напасти люди вызовут себе на голову, прежде чем перейти к другому, спасательному прогрессу человечества?

Учитывая всеобщее безразличие подавляющего большинства и всепоглощающую алчность самых активных представителей человеческой расы, произойдет это ох как не скоро. Понадобится целая куча жареных петухов, чтобы все-таки доклеваться до непоколебимых голов сильных мира сего.

Есть еще один шанс на изменение мрачной картины будущего мира. Может быть, красавицам и дано будет подействовать на изменение этих нерадостных перспектив. Есть весьма большие шансы, что именно чарующие создания нашего мира первыми направят цивилизацию к спасательным изменениям ценностей человечества. Ведь в генах будущего поколения, уже сейчас необходима закладка готовности бескорыстно действовать на пользу гармоничного развития мира. Красавицы с интересом будут внимать не тому, как ее мужчина сокрушил кучу неприятелей или заработал прорву бабок, а о том, что сделал для освобождения себя и общества.

Показателем спасительного развития можно считать следующие вопросы славных чаровниц. Что сделал ее любимый для расширения экологической ниши, несущей доброту? Какие источники, обеспечивающие нашу жизнедеятельность, успел открыть и освоить? Какие феномены, дающие возможность альтруистической реализации личности в нашем мире сумел он создать? Каков его вклад в экспансию культуры, любви и жизни в целом? И еще, эти вопросы должны быть маняще красивыми. Хватит ли света души для этого у вас, прелестные творения мира? Какой спасающий вопрос прочитает любящий жизнь мужчина… в глазах вдохновляющей пони?

Если вы действительно любите мир, или просто когда-нибудь без суеты смотрели в глаза этой маленькой лошадке, то не допустите того, что вам нечего будет сказать в ответ её трогательному доверчивому взгляду.

** Симулирование - умышленное фальшивое, притворное проигрывание реального естественного действия с целью ввести в заблуждение.

Михаил Киселев
Сообщения: 601
Зарегистрирован: 22 дек 2017, 13:55
Благодарил (а): 115 раз
Поблагодарили: 63 раза

Re: По поводу изменения сознания в нашем мире

Сообщение Михаил Киселев » 20 янв 2018, 07:21

Думаю, царство божьее и строилельство золотого века вообще разные понятия. Царство божье - это ещё реалистичный вариант, либо Бог его сделает, либо инопланетяне прилетят помогут.
А вот, то что мы сами золотой век выстроим - это наверно уже из области фантастики. :-)

Аватара пользователя
BDK
Сообщения: 3527
Зарегистрирован: 17 май 2015, 23:27
Откуда: Беларусь
Благодарил (а): 149 раз
Поблагодарили: 368 раз

Re: По поводу изменения сознания в нашем мире

Сообщение BDK » 20 янв 2018, 20:49

Зачем говорить о несбыточных фантазиях? Мы же программисты - мы привыкли проектировать то что потом будет реализовано. Зачем выдумывать какие-то мифические золотые веки и царствы божии. Надо подумать о том реальном что можно сделать.

Но здесь правда и у разных программистов могут возникнуть разночтения - у каждого свои представления о том что возможно сделать. Свое мастерство и свой профессионализм, свой уровень.