Украина глазами Инь, Беларусь глазами BDK

События, Аналитика, Взгляды, Мнения
Аватара пользователя
GenieX
Сообщения: 192
Зарегистрирован: 07 май 2020, 00:45
Поблагодарили: 2 раза

Re: Украина глазами Инь, Беларусь глазами BDK

Сообщение GenieX » 06 июл 2021, 13:29

А сколько Навальному дали?

Аватара пользователя
Андрей
Архитектор
Сообщения: 5851
Зарегистрирован: 06 май 2015, 14:10
Откуда: Чехов
Благодарил (а): 487 раз
Поблагодарили: 400 раз

Re: Украина глазами Инь, Беларусь глазами BDK

Сообщение Андрей » 06 июл 2021, 14:34

Эта информация общедоступно гуглится. Или это намёк?
Сергей Анисько писал(а): Вспомним поименно...Позняк, Гончарик, Карпенко, Чигирь, Дубко, Миленкевич, Козулин, Маринич, Фролов, Некляев, Санников, Костусев, Цепкало, Дмитриев, Тихановская и её супруг. И это далеко не полный список тех, кто рискнул стать альтернативой гражданину Лукашенко на президентских выборах. Их ждали аресты, суды, преследование родственников, "выдавливание" за границу, шельмование и клевета, странные уходы из жизни. Задумайтесь люди! Разве такое возможно в нормальной стране? Чтобы кандидаты в президенты в одночасье становились уголовниками?

Аватара пользователя
GenieX
Сообщения: 192
Зарегистрирован: 07 май 2020, 00:45
Поблагодарили: 2 раза

Re: Украина глазами Инь, Беларусь глазами BDK

Сообщение GenieX » 06 июл 2021, 18:35

Андрей писал(а):
06 июл 2021, 14:34
Или это намёк?
Наверное, больше намек на схожие способы устранения лиц, способных поднять волну возмущения результатами очередных перевыборов Путина или Едро. :)

Аватара пользователя
Андрей
Архитектор
Сообщения: 5851
Зарегистрирован: 06 май 2015, 14:10
Откуда: Чехов
Благодарил (а): 487 раз
Поблагодарили: 400 раз

Re: Украина глазами Инь, Беларусь глазами BDK

Сообщение Андрей » 18 июл 2021, 09:54

СБУ потребовала, чтобы Шойгу срочно явился в Мариуполь

Служба безопасности Украины (СБУ) вызвала министра обороны РФ Сергея Шойгу для вручения письменного подозрения и проведения процессуальных действий. Соответствующий документ подписал старший следователь ГУ СБУ Тарас Бутенко.

Российский министр должен приехать в Мариуполь 20 июля. Его ждут в ГУ СБУ Донецкой и Луганской области. Шойгу вменяется якобы «создание непредусмотренных законом военизированных формирований», передает РИА «Новости».

Аватара пользователя
GenieX
Сообщения: 192
Зарегистрирован: 07 май 2020, 00:45
Поблагодарили: 2 раза

Re: Украина глазами Инь, Беларусь глазами BDK

Сообщение GenieX » 18 июл 2021, 12:12

Сядет ваш Шойгу, и надолго, СБУ шутки шутить не любит

Аватара пользователя
Андрей
Архитектор
Сообщения: 5851
Зарегистрирован: 06 май 2015, 14:10
Откуда: Чехов
Благодарил (а): 487 раз
Поблагодарили: 400 раз

Re: Украина глазами Инь, Беларусь глазами BDK

Сообщение Андрей » 19 июл 2021, 00:45

Изображение

Михаил Киселев
Сообщения: 582
Зарегистрирован: 22 дек 2017, 13:55
Благодарил (а): 113 раз
Поблагодарили: 62 раза

Re: Украина глазами Инь, Беларусь глазами BDK

Сообщение Михаил Киселев » 20 июл 2021, 08:16

«Детский шантаж»: почему на Украине выразили недовольство Западом и заговорили о партнёрстве с Китаем

«При всех разговорах Запада о том, что на Украине необходимо проводить реформы, поднимать экономику, бороться с олигархами и коррупцией, он не заинтересован реально помогать Украине в проблеме транспортировки газа и улучшать жизнь простых украинцев. Ведь тот уровень жизни населения на грани нищеты и выживания, который поддерживается сейчас в стране, обеспечивает западным странам наиболее благоприятную общественно-политическую обстановку», — сказал в разговоре с RT замдиректора Института стран СНГ Владимир Жарихин.

В свою очередь, политолог Андрей Суздальцев считает, что украинские политики ждали от Запада более жёстких шагов в отношении России, надеясь заставить её содержать Украину посредством заключения новых контрактов по транспортировке газа.

«Одновременно власти Киева рассчитывали, что страны Европы выделят ему компенсацию за то, что они будут получать газ по «Северному потоку — 2». Однако Германия не собирается ни отказываться от этого проекта, ни выделять компенсационные средства Украине. Поэтому Меркель и Байден воздержались от конкретики при подписании Вашингтонской декларации»

https://russian.rt.com/ussr/article/886 ... ource=smi2

Аватара пользователя
GenieX
Сообщения: 192
Зарегистрирован: 07 май 2020, 00:45
Поблагодарили: 2 раза

Re: Украина глазами Инь, Беларусь глазами BDK

Сообщение GenieX » 21 июл 2021, 01:28


Аватара пользователя
Андрей
Архитектор
Сообщения: 5851
Зарегистрирован: 06 май 2015, 14:10
Откуда: Чехов
Благодарил (а): 487 раз
Поблагодарили: 400 раз

Re: Украина глазами Инь, Беларусь глазами BDK

Сообщение Андрей » 22 июл 2021, 10:52

Россия обратилась в ЕСПЧ с межгосударственной жалобой против Украины

Россия обратилась в Европейский суд по правам человека с межгосударственной жалобой против Украины на основании статьи 33 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Это первая в истории России межгосударственная жалоба, поданная российскими властями в Европейский суд. Об этом говорится в сообщении Генпрокуратуры России.

Жалоба касается ряда нарушений. В том числе ответственности украинских властей за гибель мирного населения, незаконное лишение свободы и жестокое обращение с людьми, включая события «майдана» в Киеве, в Доме профсоюзов в Одессе и в Донбассе в ходе проведения так называемой антитеррористической операции.

Также в жалобе говорится о практике подавления свободы слова на Украине и преследования инакомыслящих путём запрета работы средств массовой информации, интернет-платформ, преследования журналистов, в том числе украинских, российских и из других стран, политиков и рядовых граждан. В обращении говорится о применяемой на Украине политике дискриминации русскоговорящего населения и вытеснении использования русского языка из общественной сферы, а также о блокировании украинской стороной Северо-Крымского канала, являющегося основным источником пресной воды для жителей Крыма.

Российская сторона обратила внимание ЕСПЧ на гибель людей, причинение вреда здоровью и уничтожение имущества в результате обстрелов Вооружёнными силами Украины сопредельной территории Российской Федерации, на лишение жителей отдельных территорий юго-востока Украины возможности участия в выборах в центральные органы власти, а также на нападения на дипломатические, консульские и другие представительства России на Украине.

Кроме того, Россия обратила внимание ЕСПЧ на крушение малайзийского Boeing рейса MH17 в 2014 году вследствие незакрытия властями Украины воздушного пространства над зоной боевых действий, а также на отказ от оказания необходимой правовой помощи российским следственным органам в расследовании совершённых преступлений.

Аватара пользователя
GenieX
Сообщения: 192
Зарегистрирован: 07 май 2020, 00:45
Поблагодарили: 2 раза

Re: Украина глазами Инь, Беларусь глазами BDK

Сообщение GenieX » 24 июл 2021, 19:08

Лекция на тему "Кто быстрее встанет с колен - Беларусь или Великорусь", или "Почему Путин может править вечно в КНДР-2":

"Обещал разбор стратегии победы, что сочинил нам сбежавший в Литву из не очень прекрасной России настоящего (с) Владимир Милов (политический портрет автора – здесь). Собственно Милов ничего не придумал, просто скомпилировал и озвучил комплекс инфантильных иллюзий, либеральных мифов и фейков, характерных для русских и белорусских оппов. Как я говорил, веровать в это дерьмо очень опасно. Это как поверить, что вы научились левитировать, и можно выходить в окно из дома на 15-м этаже. Главное – верить, что все будет ОК.

Но если элементарный здравый смысл еще способен подсказать, что никакая вера в себя против гравитации не работает, то вера в то, что Пыню (Лукаша, Назарбайку, и пр.) можно прогнать мирными хороводами и верой в свою невъебенность невероятность, неистребима, как любая идея, апеллирующая к людской глупости и трусости. Надеюсь, мой анализ миловских манипуляций поможет хоть кому-то трезво взглянуть на реальность и оценить риски.

Примите, как данность: борьба с тиранией всегда несет риск жизни и свободе. Но посидеть в тюрьме за дело – это одно; и совсем другое – заехать туда неожиданно для себя и потом хныкать в клетке, униженно убеждая «вашу честь», что вы просто гуляли и пели песни, не подозревая, что участвуете в массовых беспорядках, а ваши твиты с цветными сердечками нельзя расценивать, как призывы участвовать в несанкционированных уличных акциях. Срок в обоих случаях будет одинаковым.

Если кто-то вам начнет втирать, что знает способ безопасно для себя прогнать тирана, поинтересуйтесь у этого п…добола, скольких диктаторов он уже сверг, чтоб корчить из себя гуру. Милов, например, ни одного еще не сверг. И даже не пытался. Его призывы основаны не на собственном успешном опыте, и не на анализе чужого успешного опыта, а на примитивной манипуляции, фейках и откровенной лжи от начала и до конца. Разберем основные его посылы.

1. Альтернативы мирному протесту нет. Вооруженная борьба обречена на провал, потому что государство лучше подготовлено к ней – у него сотни тысяч отмороженных карателей, пулеметы, танки, автозаки…

Вова зашел, что называется с козырей. Вот только карты оказались крапленые. Дело в том, что такого явления, как «мирные протесты» не существует. Формы протеста подразделяются на насильственные и ненасильственные. Видов насильственного протеста всего три – военный переворот, народное вооруженное восстание (герилья) и терроризм. Все остальные формы сопротивления, в том числе агрессивные, относятся к ненасильственным.

Если протестующие прорывают кордоны полиции, врываются в президентский дворец, громят его и сжигают – это проявление ненасильственной борьбы, даже если повстанцы несут потери убитыми и ранеными. Даже если они при этом закидывают коктейлями Молотова карателей, стреляющих по безоружной толпе. И, не удивляйтесь, даже если толпа вооружается захваченным у сожженных карателей оружием и начинает обнулять ментов, не внявших призывам сдаться, ненасильственный протест не становится вооруженным восстанием. Одно от другого отличает важный нюанс: вооруженное восстание изначально ведут люди, делающие ставку на кровавое насилие, и, самое главное, они должны являться комбатантами, то есть лицами, ведущими боевые действия в составе подразделения, имеющими во главе лицо, ответственное за своих подчиненных, носящими отличительный знак.

Если проще, то вооруженное восстание осуществляет централизованная СТРУКТУРА. Если ее нет, как в случае кровавых событий в апреле 2010 г. в Бишкеке (87 убитых, 1500 раненых), то стихийное восстание, в ходе которого гражданские люди, столкнувшись с вооруженным насилием со стороны мусоров, применили ответное насилие и сковырнули диктатора Бакиева, является классическим образцом ненасильственной революции. Таковы строгие научные критерии классификации госпереворотов.

Но можно ли назвать апрельскую революцию в Киргизии мирной? Известно много военных переворотов, которые повлекли за собой меньше жертв или вообще оказались бескровными. Однако армейский путч не становится от этого ненасильственным, ибо он основан на принуждении своих политических противников к капитуляции под угрозой применения насилия.

В общем, Вова Милов пользуется известным белорусским манипулятивным приемом: выдуманные «мирные протесты» противопоставляет трем видам насильственных методов борьбы, нагло игнорируя сотни видов борьбы ненасильственной, и на этом основании объявляет абстрактный «мирный протест» безальтернативным.

Что же он конкретно подразумевает под «мирным протестом»? Тут ясность полная: ненасильственный протест подразделяется на две категории – протест символический, смысл которого в демонстрации своих взглядов и намерений и действенный, который есть средство давления на адресата требований. Одиночный пикет, флешмоб с фонариками, подписание петиций или митинг – это формы символического протеста. А вот захват (невооруженный) правительственных зданий, майдан, блокада объектов или воинских частей, забастовка, акции гражданского неповиновения, саботаж и многое другое – относятся к инструментарию действенного ненасильственного протеста.

Милов под манипулятивным определением «мирный протест» понимает исключительно символическое его проявление. А теперь постарайтесь припомнить, сколько в истории человечества было случаев, когда бы власть свергали флешмобами и одиночными пикетами. Только, умоляю, не надо гнать туфту про Восточную Европу конца 80-х. Даже в эталонной чехословацкой бархатной революции 1989 г. ключевым фактором, подкосившим господство компартии, стали не массовые демонстрации, а ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ЗАБАСТОВКА, которая стартовала 27 ноября. Уже на следующий день начинаются переговоры делегации Гражданского форума с перепуганными властями (удивительно, но демонстрации, начавшиеся 17 ноября, их не пугали). Итогом переговоров стало исключение парламентом статьи о ведущей роли КПЧ из Конституции и отставка коммунистического правительства.

Я хорошо понимаю, откуда у комнатных либералов взялось стойкое убеждение, будто карнавальные манифестации приводят к краху диктаторских режимов. Они ведь о реальной жизни судят по Твиттеру и Ютубу. На Ютубе полно кадров запруженных пражских площадей в ноябре 89-го. Это наглядно, увлекательно и хайпово. А вот вид остановленных предприятий никому не интересен, как эмоционально бессодержательный и совершенно незрелищный. Вот «эксперты» вроде Милова и делают свои поверхностные выводы, глядя на «картинку», не пытаясь понять суть. В реальности нигде и никогда массовые демонстрации (особенно по выходным, как в РФ и Беларуси) не приводили к падению тиранической власти.

Собственно, после этого эпического обсера вся последующая миловская демагогия – не более, чем попытка натянуть сову на глобус. Нас она интересует исключительно как канонический сборник либеральных фантазий о том, как надо делать революцию. Поэтому продолжим.

2. Силовые действия развязывают диктаторам руки.

Это я прямо дословно цитирую Милова, который озвучивает самую главную либерастическую страшилку: мол, не надо провоцировать власть, а то нас всех пересажают и поубивают. Все в точности наоборот – развязывает руки карателям именно трусливое подчинение терпил. Например, сейчас в Беларуси идет волна арестов активистов, правозащитников, журналистов, адвокатов, происходят погромы независимых СМИ. Вопрос «невероятным» идиотам: какие и чьи «силовые действия» спровоцировали этот вал репрессий? Кругом тишь-гладь, божья благодать, мирные протестующие не жгут Рейхстаг, не выходят в одиночные пикеты, и даже не пьют чай во дворах с бело-красно-белой пастилой домашнего изготовления.

Зарубите себе на носу: фашистскому режиму нафиг не нужны поводы для репрессий. Ему нужна ВОЗМОЖНОСТЬ БЕЗНАКАЗАННО ИХ ТВОРИТЬ. Если вы своим пассивным смирением такую возможность обеспечиваете, репрессии будут. А повод, если что, каратели сами инсценируют. В 1999 г. разве ФСБ ждала, пока чеченцы взорвут жилые дома? А уж сейчас-то гебне тем более стесняться нечего.

Очень наглядный пример дает нам попытка убийства Навального. Ведь он-то, убежденный легалист, точно ничего не провоцировал, и вообще объективно был полезен власти (вспомним его позицию «вне политики» в момент объявления пенсионной реформы), ибо только наличие совершенно травоядной конвенциональной оппозиции гарантирует то, что никто не посягнет на трон диктатора. Кремль сам уверовал в отсутствие внутренних угроз, поэтому решила слить даже своих внесистемных охранителей.

3. Переходя к силовым действиям, оппозиция теряет легитимность в глазах собственного народа и мирового сообщества. Все политические конфликты надо решать исключительно в ходе честных выборов.

Вова, только один вопрос: если честных выборов нет, чо делать? И еще объясни, почему в глазах мирового сообщества легитимными оказались боевики Армии освобождения Косово, ведшие не просто силовую, а террористическую борьбу с правительством Югославии? Как это мировое сообщество поддерживает вооруженную оппозицию в Сирии, ранее – в Ливии, Афганистане, Ираке и еще десятках стран? Кстати, то же мировое сообщество почему-то поддержало именно майдаунов, действовавших силовыми методами, а вовсе не законно избранного Януковича. Короче, Милов несет тупой бред. Поддержка зависит исключительно от того, представляют «немирные борцы за свободу» ваши интересы, или нет. Вообще, поддерживать следует именно цели, а методы их достижения уже вторичны. Поэтому как бы мирно не вели себя сторонники независимости Каталонии, они не получат поддержки ни Евросоюза, ни Америки. И запрет на проведение референдума о выходе из состава Испании никто не сочтет нарушением прав человека. Двойные стандарты? Да, но такова реальная жизнь – рулит в нем именно сила, а не правильность методов.

4. Захват власти силой лишит победителя легитимности и переведет нас в дурную бесконечность латиноамериканского образца, где одна хунта сменяет другую.


Вова, хорош тупить! В Латинской Америке диктаторские режимы можно по пальцам пересчитать. Причем, что примечательно: из них лишь один (кубинский) утвердился 60 лет назад в ходе вооруженной борьбы, все остальные диктаторы получили власть на честных и конкурентных выборах, на которые либералы надрачивают, как на панацею от всех несчастий. Но нет, выборы – всего лишь инструмент, использовать его можно с разными целями.

Ну, и примеры из отечественной истории можно привести: разве Ельцин, демонстративно расстрелявший парламент из танков, потерял легитимность? Скорее наоборот, росиянчикам традиционно нравится царь, умеющий править «сильной рукой». Может быть, кто-то осмелится утверждать, что Путина холопы не выбрали себе царем демократическим путем на конкурентных выборах?

Так же мы имеем перед глазами пример Португалии, где демократизация началась с военного переворота в 1974 г. (революция гвоздик). В Мавритании военный диктатор генерал Абдель Азиз после переворота провел выборы (победив на них, разумеется) и ушел с поста после двух сроков – в этом есть признаки дрейфа в сторону демократического режима. Таким образом очевидно, что Милов несет чушь. Нет ни малейшей зависимости между способом свержения диктаторского режима и легитимностью постреволюционного правительства.

5. Мирный протест создает кризис легитимности власти. Утратив легитимность, диктатура умирает сама, словно сугроб под лучами весеннего солнца.

Ага, ага, верим-верим. Вот, в Беларуси, например, уже год как диктатуры не должно быть, потому что пример столь глубокого кризиса легитимности вообще трудно припомнить. Да, но нет! Во-первых, Милов опять очень примитивно спекулирует: протесты (мирные и не очень) – не причина кризиса легитимности, а его следствие. Политический кризис в Беларуси был вызван опрокидывающими выборами (редчайшее явление, к слову), массовые и мирные аж до тошноты протесты начались после грубой фальсификации итогов голосования и ментовского беспредела на улицах.

Во-вторых, любой мало-мальски грамотный специалист знает, что легитимность бывает разного типа. Я придерживаюсь классификации Макса Вебера, который определял три вида:

- ТРАДИЦИОННУЮ, характерную для монархий, которые опираются на традицию и богоданность: мол так завещано нам предками и потому так должно быть всегда, потому что это естественный порядок вещей.

- ХАРИЗМАТИЧЕСКУЮ (революционную), когда право на господство обосновывается своим убедительным превосходством над противником. То есть власть принадлежит победителю по праву, данную ему победой.

- РАЦИОНАЛЬНО-ПРАВОВУЮ, свойственную демократиям, когда легитимация власти происходит через избирательные процедуры.

Причем Вебер акцентирует внимание, что легитимность всегда носит комплексный характер. То есть для части населения легитимен харизматик, и не важно, получил он власть на выборах, или в результате военного переворота. Другие, даже идя голосовать, опускают бюллетень за каудильо, принципиально не рассматривая иных вариантов, потому что в их картине мира «отец нации» может быть только один, и сама мысль, что его можно поменять - кощунственна. Даже наследственных монархов тоже, кстати, порой выбирали при пресечении династии (Борис Годунов, Михаил Романов), однако главным аргументом при этом все же было право крови, то есть принадлежность к традиционной элите.

Таким образом речь можно вести не о чистом, а лишь о доминирующем в конкретном обществе типе легитимности. Иногда модель легитимации кардинально меняется при неизменности правителя. Например, Наполеон утвердился у власти, как яркий революционер-харизматик, но вскоре возложил на себя корону и основал династию наследственных монархов. Его дальний родственник Шарль Луи Бонопарт получил власть в рамках рационально-правовых механизмов на президентских выборах, но тоже поспешил сменить ее источник на традиционалистский, провозгласив себя императором Наполеоном III.

Поэтому, когда я слышу радостные вопли о том, что путинский режим теряет легитимность (а я их слышу последние лет 15), то равнодушно соглашаюсь: да-да, теряет. Вот только какую именно ее оставляющую? Ответ очевиден: власть Путина имеет все меньше рационально-правовых оснований – сначала был третий срок, зачистка политического поля от потенциальных противников, потом вообще – обнуление. Возможно, следующие выборы ему «нарисуют» от балды. Но даже в этом случае он не утратит легитимности, поскольку источником его власти является харизма.

Ватноголовым адептам путинизма глубочайше плевать, насколько выборы были честными. Путен – красавчег, потому что он мачо, сильная рука, великий лидер, он всех всегда побеждает и переигрывает. Выборы – это так, формальность, главное, чтоб во главе рейха всегда был он, великий и прекрасный, ибо если не он, то кто? И вообще, коней на переправе не меняют, тем более, когда идет война, и враг только и ждет, когда мы ослабеем. Не допустим смуты, сохраним стабильность… и все такое прочее.

Если вы уверены, что смена оснований легитимности власти сейчас невозможна, советую обратить свой взор на Беларусь. Самые упоротые ябатьки отлично понимают, даже если публично это не признают, что выборы Лукашенко были сфальсифицированы чуть больше, чем полностью. Но для них это не имеет никакого значения, так же как американцы равнодушны к тому, какой процент чистой королевской крови течет в жилах их очередного президента. Ну, не дает аристократическое происхождение права на власть в США! Точно так же в Беларуси большинство населения готово подчиниться победителю, признать право сильнейшего на господство, не разглядывая циферки в итоговом бюллетене ЦИК.

При этом не имеет значение, искренне граждане восхищаются батькой или люто его боятся. Легитимность с опорой на страх – очень надежный фундамент в среднесрочной перспективе. Главное, поддерживать его на должном уровне. А то, понимаешь, утеряют змагары берега, возомнят о себе черт знает что, будут требовать честных выборов… Щас им товарищ старший лейтенант пробьет печень с ноги и вытряхнет из головы все эти крамольные мысли. В данном случае реализуется принцип легитимность=подчинение.

Думаете, легитимность Лукашенко отныне будет базироваться исключительно на мачизме (миф о супермене-каудильо)? Ой, не спешите. Вполне возможно режим перейдет к традиционному типу легитимности. В современной интерпретации, разумеется. То есть Саня не коронацию себе устроит, а провернет что-то типа трансферта по-назарбаевски – полностью откажется от процедуры регулярного подтверждения легитимности через выборы, засев в Совбезе в качестве пожизненного патриарха, наделенного статусом верховного политического арбитра, то бишь наместника бога на земле.

Вопрос в данном случае не в юридической казуистике (обосновать можно все, что угодно, у нас вон Конституцию на пеньках обнулили, и все ОК), а в том, принимает такую модель легитимности общество, или нет. Факт, что даже оппозиционно настроенная часть белорусского электората приняла насилие в качестве аргумента. Приняла и подчинилась. Батьке не всралась ваша любовь. Можете ненавидеть его хоть 24 часа в сутки, главное, чтоб вы боялись одеть белые носки с красной полоской. Борьба с символами (флаги, лозунги) только на первый взгляд кажется безумной и бесполезной. Все очень продуманно: самый сильный страх имеет иррациональную природу.

Простите за невольную тавтологию, но такова логика господства, основанного на терроре: Репрессии должны быть нелогичными и рандомными – только тогда они будут порождать ужас в массах. Кадровая политика – непредсказуемой и абсурдной – лишь в этом случае бюрократы станут чувствовать свою незащищенность, жить в вечном страхе перед гневом диктатора.

Так вот, если говорить о Путине, то он останется на плаву, полностью лишившись рационально-правового источника легитимности, реализуемого через процедуру демократических выборов. Вот вам небольшая цитатка из Википедии:

«Харизматическая легитимность складывается в результате веры людей в признаваемые ими выдающиеся качества политического лидера. Этот образ непогрешимого, наделенного исключительными качествами человека (харизма) переносится общественным мнением на всю систему власти. Безоговорочно веря всем действиям и замыслам харизматического лидера, люди некритически воспринимают стиль и методы его правления».

Всего в одном абзаце суть ордынской быдлоимперии. Так что не переживайте за ботоксного хана, он эту вашу легитимность вертел в трех проекциях и еще долго вертеть будет. Скорее всего, пожизненно. Кризис легитимности, даже такой острый, как в случае с Лукашенко – далеко не приговор. Легитимность ведь не девственность, которую можно потерять один раз.

Вот вам одна причина, по которой путинский режим и режим Лукашенко вовсе не считают себя политическими трупами – дела у них обстоят хуже, чем им хотелось бы, но гораздо лучше, чем вам кажется, потенциал их жизнеспособности далеко не исчерпан. В следующем посте я расскажу о второй причине оптимизма диктаторов, раскрыв суть непостижимого многими феномена: почему по мере ухудшения социально-экономических условий в стране поддержка режима не падает, а растет, почему усиление репрессий не вызывают встречного сопротивления. Есть соблазн объяснить это некоей исторической или даже генетической неполноценностью русских или белорусов – мол, рабы тоскуют по кнуту. Но на самом деле есть рациональное и простое объяснение склонности русских (и не только их) к терпильству.

Милов, начиная за здравие демократии, все же непроизвольно расчехляется, как охранитель, заявляя следующее: «Россияне не хотят революций и потрясений». Прям как Зюганов, эпически изрекший, что Россия исчерпала лимит на революции. Выходит, россияне хотят стабильности? Что роднит бывшего путинского чиновника Милова со своим царем, так это пунктик про Украину. Ситуация, когда люди вышли на площадь с коктейлями Молотова и доказали, что в уличной политике все решает крепость яиц, ненавистна им обоим. Поэтому Милов тужится доказать, что Майдан был неправильный, и вообще, исход противостояния решили солидные господа в галстуках, а не какие-то там кострюлеголовые экстремисты, не умеющие «мирно протестовать».

6. Решающую роль в бегстве Януковича сыграл политический процесс, а именно бегство депутатов из фракции правящей «Партии регионов». Президент испугался, что он утратит подконтрольное большинство в парламенте, который объявит ему импичмент и привлечет к уголовной ответственности, потому решил удрать в Ростов.

Как говорится есть три вида вранья: ложь, наглая ложь и политическая «аналитика» Милова. Вова слишком ленив, чтобы погуглить расклад в Верховной Раде на конец февраля 2014 г. и невероятно нагл, будучи уверенным в том, что его паства не осмелится подвергать сомнению слова такого великого деятеля. Но мы погуглим и подвергнем. В Верховной Раде 450 депутатов. Для осуществления процедуры импичмента требуется 337 голосов. Оппозиция контролировала 167 мандатов. Еще 43 были у внефракционных депутатов, из которых часть вошла в провластную группировку. Но если считать всех их противниками Януковича и прибавить к ним 30 перебежчиков из ПР, мы максимально получаем 240 голосов за импичмент. Даже если допустить, что компартия решит изменить Януковичу, хотя это и фантастика, за импичмент набирается максимум 272 голоса. Откуда бы взялись недостающие 65?

Так что поспешное ночное бегство президента объяснялось отнюдь не страхом перед собственным парламентом, а тем, что к его резиденции приближалась очень немирно настроенная толпа, разъяренная расстрелом, который учинили силовики. Самое смешное, что даже после победы Майдана парламент не смог осуществить процедуру импичмента – за отрешение главы государства от власти проголосовали лишь 328 депутатов. Поэтому его объявили низложенным по внеправовой процедуре за «самоустранение от исполнения своих обязанностей».

То есть свергнут полудиктатор Янукович был вовсе не в ходе конвенционального политического процесса, как о том брешет Милов, а в результате усилий повстанце, действовавших вне рамок закона.

Далее Милов многословно рассуждает о том, почему немирный Майдан – это плохо, неэффективно, и вообще всех вас пересажают заранее. Трогательно солидаризуется с Путиным, что гневно вопрошал с экрана телевизора «Вы что, хотите, как на Украине?». Но по другой причине: дело в том, что если путинская диктатура в России будет свергнута в ходе «майдана» (говорю об этом чисто гипотетически, конечно), то к власти придут те силы, что смогли мобилизовать массы на ненасильственный, но при этом совершенно немирный по характеру протест. В этом случае гламурный эмигрант Вова Милов вновь пролетает мимо власти, как фанера над мирной Болотной площадью.

А зачем ему свержение диктатуры, если бенефициаром становится кто-то другой? Уж лучше пусть Рашей правит вечный Путин, а он, Вова, продолжит собирать с лохов донаты и осваивать гранты на «мирную борьбу» за демократию. Такова позиция не только Милова и навальновцев – в этом главный мотив всей либерастной «оппозиции»: мол, если нельзя кормиться из бюджетного корыта, как системные пацаны, будем продавать хомякам иллюзии о том, как режим сам себя закопает. А там, чем черт не шутит, может, нам фартанет, и мы, даже не вспотев, получим власть, благодаря ютубной популярности у плебса.

Той же позиции придерживаются беглые вожди «мирной» белорусской оппозиции. Какие у них есть стимулы ломать режим Лукашенко, чтобы взять власть? У них уже есть все блага, что дает власть – щедрое содержание за счет налогоплательщиков, статус, признание, шикарные квартиры и офисы, лимузины, охрана, внимание СМИ, поездки по миру. При этом никакой ответственностью они не обременены. Поэтому пусть вас не удивляет, что вся эта камарилья (Тихановская, Вечерко, Латушко, Карач, Цепкало и прочие) занимается лишь циничной имитацией бурной деятельности и игнорируют тех, кто пытается вести реальную борьбу с лукашизмом.

7. Стратегия мирного протеста – единственный рациональный путь. Достижение российской и белорусской оппозиции в том, что она не сворачивает с этого пути. Это не дает власти возможность объявить их в экстремизме.

Чувствуете, как нагло Милов пытается трахать вам мозг? Достижением может быть только закрепленный политический результат, а следование «мирному» пути белорусами привело к тотальному провалу протестов 2020 г. Если это достижение, то что тогда считать неудачей? И, кстати, штабы Навального путинский суд признал экстремистской организацией, отсутствие оснований для этого никого не смутило. Так что власть легко объявит самых мирных котяток львами-людоедами, и общество это схавает.

В свое время Ленин придумал религиозную мантру «Учение Маркса всесильно, потому что оно верно». Если не пытаться задуматься над смыслом сказанного, то оно кажется дюже вумным. Так же и Милов произносит много слов, которые кажутся разумными, если не пытаться их осмыслить. Но ни один проповедник секты «мирных протестунов» не может ответить на элементарный вопрос: как конкретно «мирные протесты» могли бы сменить, например, власть цапков в станице Кущевская? А ведь, согласитесь, эта задача несравнимо меньшей сложности, чем выковыривание из бункера упыря-чекиста.

Есть выдуманный идиотами с Ютуба розовый мир, где побеждают «мирные протесты», а есть реальность, которую можно исследовать с помощью методов статистического анализа. Это сделал Андрей Илларионов (хоть и бывший путинский чиновник, но не идиот и пиздобол): он перелопатил 266 попыток неконвенциональной смены власти за последние полвека, и установил, что «мирно», то есть строго в легальном поле, победа была достигнута лишь в 7 случаях из 120 попыток смены государственной власти в странах с несвободным режимом, причем исключительно в ситуации, когда правящий режим НЕ РЕШАЛСЯ давить оппозицию силой (пять случаев приходятся на период развала соцлагеря в 1989-1991 гг). А там, где власть спускала на мирнопротестующих цепных псов, а те не отваживались дать отпор (13 случаев), успешных кейсов ровно 0 (ноль).

Делаем рациональный вывод: выбор стратегии восставшими зависит от того, какую стратегию применяет их противник. Именно это, а не отвлеченные соображения морального характера определяют, какой инструментарий использовать для свержения правящего режима. Хлюпику Милову стенающему, что революционерам нельзя пользоваться грубой силой, поскольку это ставит их на одну доску с теми, с кем они борются, я напомню незыблемое правило: Ictorae non arbitrare – победителя не судят. Ну, и раз уж мы перешли на латынь, то Vae victis – горе побежденному, даже если он проиграл, не замарав рук.

Я не спорю, хорошо было бы свергать власть без пота и крови, демонстрируя в Твиттере свое интеллектуальное и нравственное превосходство перед правящим режимом. Но кто выступает арбитром в этом противостоянии? Милов считает, что население – оно поддержит галочкой в бюллетне того, кто предлагает вкусняшный образ будущего.

8. Образ будущего – на нашей стороне. Большинство россиян (и белорусов тоже) хотят перемен. Поэтому мы победим на честных выборах.

Тут, правда, мы утыкаемся в закольцованное противоречие: чтобы провести честные выборы, на которых будут конкурировать образы будущего, надо сначала победить, а победить «мирно», легально можно только на честных выборах, которых нет. Как показала практика, головы, в которых есть «образ будущего» разбиваются в кровь омоновскими дубинками так же, как головы случайных прохожих, живущих «вне политики» исключительно настоящим.

Вообще, конечно, смешно, когда Милов пытается балаболить на темы, в которых он полный ноль, например о выборах. Нельзя сказать, что Светлана Тихановская победила на президентских выборах усатого дуче, поскольку выборы не состоялись – процесс опускания бюллетеней в урны был, а подсчета голосов – нет. Однако с уверенностью можно сказать, что большинство пришедших на выборы отдали свой голос именно ей. Вот только она никакого образа будущего не сочиняла, наоборот, обещала возврат к старому – к Конституции 1994 г. Никакой диктатор не позволяет провести выборы, на которых он проигрывает, а если проигрывает – не признает результаты. Исключений из этого правила нет. Если я не прав, назовите мне имя тирана, который, проиграв выборы, подчинился воле избирателей и оставил пост.

Но в данном случае важно даже не это, а то, как видит мир диванный теоретик Вова Милов и еще миллионы ему подобных розовых эльфов: дескать, диктаторский режим сам себе копает яму, поскольку делает жизнь народа с каждым днем все более мрачной и невыносимой. И тут появляются оппы – люди со светлыми лицами, которые надувают в своих бложиках и ютубчиках мыльный пузырь Прекрасной России Будущего(с) или в белорусской интерпретации Страны для жизни(с), противопоставляя сей ослепительно прекрасный образ будущего ужасному настоящему. И народ такой: «Вау, как круто! Хотим, хотим! Говорите нам, что делать, мы готовы правильно голосовать и махать флажками на площади до полной победы…».

Вы так представляете себе «мирную» революцию в правовом поле? Я, наверное, пиздец, как расстрою наивных навальнят и «невероятных» белорусов, но к реальности эта умозрительная модель совершенно не имеет отношения. Просто потому, что, чем более беспросветно настоящее, тем меньше обыватель задумывается о будущем. И вообще привычку задумываться утрачивает. Будущее становится ему совершенно неинтересным. По этой причине мы наблюдаем необъяснимую на первый взгляд ситуацию: чем более мрачная жопа наступает в стране, тем сильнее быдло поддерживает власть, а уж если дело доходит до реального голода, то тут просто приступ экстатической любви к хозяевам приключается. Смотрим на Туркмению, Венесуэлу, Северную Корею, Кубу, Гаити, Сомали, Эритрею, ЛДНР, прочие жопы мира, и удивляемся: почему население, доведенное до крайности, не свергает позорно обделавшийся режим? Для того, чтобы понять это, нам предстоит разобраться в феномене, который называется социальное исключение.

Объясню его без всякой заумной академической тягомотины на живых примерах. Понятие социального исключения, как коллективного феномена, выросло из определения социальной изоляции, применимого к индивиду. Если следовать линейной логике, то чем в более худших условиях индивид обитает, тем выше у него должна быть мотивация преодолеть это состояние. В реальности же мы наблюдаем обратное: достигшие социального дна зачастую не страдают по этому поводу, оценивают свое положение как «вполне норм», и в приоритете у них не учеба, работа, сохранение здоровья, сексуальная и социальная самореализация, а стремление что-то по-быстрому спиздить, продать и просадить бабки на бухло, наркоту и подзаборных шлюх. То есть по мере маргинализации субъекта происходит катастрофическое падение потребностей и социальных запросов.

В группе эти процессы протекают быстрее, возникает эффект социального резонанса. Кто застал в сознательном возрасте «лихие 90-е», возможно, сам наблюдал, как целые села спивались, заводские микрорайоны превращались в криминальные и наркоманские клоаки. Подросток становился перед выбором: быть в стае, принять навязываемые ею социальные стандарты, или противопоставить себя обществу, стать изгоем. Последнее, по сути, тоже являлось актом социальной изоляции, но не от общества в целом, а от локальной среды.

Это явление, активно исследуемое в 80-90-е годы, как феномен коллективный, получило наименование социального исключение. В широкий обиход входят термины «эксклюзия» и «ундеркласс» (низший класс). Состояние маргинальности начало рассматриваться не как девиантное, временное, наступающее вследствие выпадения индивида из класса, социальной страты, привычной среды вследствие стечения неблагоприятных факторов, а как состояние стабильное, постоянное, ВОСПРОИЗВОДИМОЕ. То есть можно вести речь о возникновении нового «класса дна» со своей социальной иерархией, этикой, устойчивыми формами культуры, поведенческими паттернами.

Совершенно справедливо движущим фактором масштабной эксклюзии считаются экономические процессы, а именно безработица, нарастание имущественного неравенства, дисбаланс в развитии территорий, общая архаизация экономических отношений. В Европе драйвером социального исключения становится массированная миграция, склонность «новых европейцев» окукливаться в социально-культурных гетто. На быстрый рост низшего класса в странах Латинской Америки и Африки, некоторых стран Азии оказывает ключевое влияние демографическая ситуация (неконтролируемая рождаемость при снижении детской смертности). Проще говоря, потребности экономики в рабочей силе растут гораздо медленнее, чем население – это приводит к стремительному разрастанию ундеркласса, и в конце концов он начинает численно если не доминировать, то ставить на повестку вопрос: кто тут, собственно, является большинством?

Какое влияние оказывают процессы социального исключения на политику? Как указано выше, эксклюзия сопровождается падением потребностей индивидов, уровнем социальных запросов, примитивизацией стандартов поведения. Одним словом это можно назвать архаизацией. Поэтому неудивительно, что ундеркласс становится носителем консервативных и при этом примитивных, мракобесных ценностей. Если в 60-70-е годы в странах Ближнего востока, Магриба, Иране и Афганистане доминировали процессы модернизации экономики, вестернизации культуры, то из-за демографических перекосов к 90-м годам во многих странах ундеркласс разросся настолько, что стал определять мейнстрим. Например, если в 1960 г. население Египта насчитывало 29 млн чел, то сейчас уже 101 миллион. Подавляющее большинство из представителей ундеркласса находятся в состоянии экономической депривации (угнетения, ущемления возможностей) и не имеют доступа к социальным лифтам. Одним из компенсаторных механизмов становится обращение к религии, причем в примитивизированных, агрессивных, фундаменталистских формах проявления.

Если смотреть в политическом контексте, то разрастающийся низший класс пытается преодолеть ущербность не через преодоление отставания от «среднего класса», а через уничтожение последнего, навязывание ему своих примитивных социальных стандартов. Поэтому в экономически стагнирующих странах третьего мира модернизационный тренд сменяется инволюционными процессами, возвратом к феодализму. Именно это делает актуальными формы политического устройства, характерные для середины прошлого века и даже более ранние. В отдельных случаях мы наблюдаем откровенные попытки ренесанса средневековых социальных моделей (Йемен, Палестина, ИГИЛ, Афганистан, отчасти Иран). В РФ яркий образчик инволюции, то есть отката, дает, например, Чечня (обращаем внимание на фактор демографии – он многое объясняет!).

Россия, Украина и Беларусь с демографическим кризисом «перепроизводства» не сталкиваются, здесь даже наоборот, население сокращается. Однако ундеркласс стремительно разрастается вследствие катастрофического падения уровня потребления, роста неравенства доходов. Как следствие – консервативные тенденции, архаизация становятся доминирующими в социально-политических процессах.

Да, тенденции в обществе носят разнонаправленный характер. Скажем, в Москве формируется некий очаг относительного благополучия, столица становится своего рода заповедником, в котором в тепличных условиях произрастает средний класс, формирующий модернизационный запрос. Но даже там мидлкласс численно не доминирует (ковидобесие его еще существенно подкосило), а замкадские дистрикты соревнуются между собой в погружении в болото архаики и варварства. Доминирующим в политической повестке становятся, можно сказать, реликтовые дискурсы: для РФ – неоимперская ордынско-экспансионистская модель; для Беларуси – ренесанс совка (хотя и там остаются очаги модерна, например Парк высоких технологий).

Даже в Украине происходят процессы, характерные, например, для Галичины конца XIX века, направленные на выстраивание украинской идентичности и создания культурно гомогенного социума, националистический фетишизм. Можно, конечно, спросить: а как вам, хлопцы, перевод документооборота на мову и массированное насаждение в сознание комплекса исторических мифов (порой деструктивных, насаждающих комплекс жертвы) поможет решить задачи модернизации экономики? Да никак! Но запрос на ренесанс архаики всегда проще удовлетворить, нежели форсировать развитие. Конкурировать с более развитой культурой сложно, это ж надо подтягивать свою. Однако стоит запретить «чуждое влияние» - и проблема решена! Плевать, что в культурном генезисе изоляционизм смерти подобен, что развитие обеспечивается именно конкуренцией, взаимопроникновением и заимствованием. Не можешь победить по правилам – просто меняй правила…

Однако вернемся к конкретной проблеме преодоления последствий инволюции, выразившейся в деградации политических систем до состояния реликтовых авторитарных диктатур. Мило активно навязывает аудитории концепт, согласно которому данная проблема решается проведением честных выборов. Однако доскональное соблюдение демократических процедур не гарантирует от сваливания общества в пучину фашистской диктатуры, если в нем не укоренены демократические ценности. Это доказывается тем неоспоримым фактом, что более 90% всех ныне здравствующих диктаторов пришли к власти в результате демократических (ну, хотя бы по форме), а зачастую реально конкурентных и свободных выборов.

Для того, чтобы успешно осуществить демократический трансферт, в обществе должен сформироваться запрос на модернизацию (развитие), что есть сущность ценностная. Фишка в том, что спрос на ценности модерна, одной из составляющих которых является демократизация, возникает лишь по достижении определенного уровня благосостояния. Нищим демократия, прогресс, не нужны. У них приоритетом является биологическое выживание, а в духовной сфере доминирует спрос на незыблемые ценности (фундаментализм) и стабильность, что в корне противоречит понятию «развитие», связанному с отказом от устоявшихся ценностей и стереотипов.

Проще говоря, людям, выброшенным на обочину, образ будущего не всрался, их вполне удовлетворяет образ прекрасного прошлого, который диктаторы преподносят с декоративной пышностью и пропагандистской помпой. В результате возникает довольно любопытная ситуация, когда предлагаемая либералами проекцияз будущего конкурирует не с ужасным настоящим, а с ослепительно прекрасной картиной прошлого, вернуться к которому мешает лишь кучка недобиты врагов. Да на самых честных-пречестных выборах тут гарантированно победит консервативное большинство!

Отсюда делаем вывод: процесс социального исключения создает надежный базис для существования авторитарных диктатур. Так что ничего удивительного, что они не поднимают уровень благосостояния масс, а практикуют обратное. Не потому, что не могут, а потому, что рост благосостояния ведет к формированию новых запросов, например, на качество госуправления.

Напомню, что экономическая депривация – ключевой драйвер нарастания ундеркласса – приводит не к возмущению, стремлению вернуть утраченный социальный статус и стандарты потребления, а к снижению уровня запросов. Это приводит не к росту протестных настроений вследствие обнищания масс, а к биологизации существования (известная у белорусов формула «чарка-шкварка-иномарка») и деполитизации общества (хатаскрайничеству), то есть исключению из активной общественной жизни. Последнее проявляется в росте этатизма (обожествление государства) и патернализма (делегирования заботы о своем существовании начальству. Барину, национальному лидеру-каудильо).

Описанные процессы расширяют социальную базу диктатур, принципиальные противоречия существуют между политической верхушкой и средним классом, который сегодня стремительно усыхает и теряет силу. Так что перспектив у цветочных революций нет никаких.

Однако общество не может бесконечно накапливать противоречия, системный кризис в любом случае неизбежен, он произойдет даже вопреки желанию масс. О его природе и возможных стратегиях социальных преобразований продожение следует..."

(С) Кунгуров из Тюмени
.